деревня

Поход в люди

Однажды у меня были метания, кризисы жанра и идентификации, тоска, Белинский, лишние люди и вот это вот всё. Плюс я поругалась с тогдашним любовником — психологом, работающим политтехнологом (это важно для дальнейшей истории).

И я решила пойти в люди (Ну, Лексей, ты — не медаль, на шее у меня — не место тебе, а иди-ка ты в люди). То есть я решила сесть на любую электричку, доехать до любых селеней, там пообедать (в деревенском ресторане, я не шучу, я так правда думала, хотя мне было лет 30, даже не говорите мне ничего), повыгуливать сложные душевные переживания — и поехать домой (обновленной, соприкоснувшейся с народом, природой и всяким таким).

Короче. Январь. — 32. Павелецкий вокзал. Я взяла билет до ближайшей конечной ближайшей электрички — и поехала.

Как я сейчас понимаю, куда-то в ступинский район (хотя не факт, что я и сейчас что-нибудь понимаю).

Доехала до конечной, вышла. И тут стало ясно вот что:

  • я ехала страдать, поэтому на мне тонкие кожаные перчатки, почти летние сапоги на шпильке и норковый плащ (ну правда, тончайший плащ, шубой это назвать никак нельзя)
  • у электричек перерыв (у них бывает какой-то перерыв почему-то) + станция та еще станция, так что ближайший поезд придет через 4,5 часа
  • я не в Бельгии и не в Швейцарии, в которых стоит тот деревенский ресторан, в котором я собиралась пообедать
  • из присутственных мест в деревне наличествует только кладбище, а из живых существ — собаки на кладбище
  • и минус 32

И я такая в норковом плаще.

Я бы там и подохла, но жители деревни посмотрели в окно, узрели нового персонажа, повылазили из изб и подобрали меня, слава Богу.

Накормили, согрели, поболтали. Больше всего меня потрясли два их рассказа — как горел дом и коровник, и как горела корова, а ее хозяйку всей деревней держали, чтобы она за коровой в огонь не кинулась, и как они не любят одну соседку — потому что та непонятная и чужая баба, в 53(пятьдесят третьем, я не опечаталась!!!!!!!!!!!) году приехала непойми откуда и черт ее разберет, пришлую левую бабу (консерватизм — слово глупое, и сотой доли русской деревни не отражающее). Ну и через 4,5 часа в электричку до Москвы посадили. С банкой кабачковой икры и рецептом кабачковой икры.

Ну и я приехала, помирилась с любовником и всё вот это ему рассказала. Он на меня посмотрел как-то странно и спросил: «А они по голове тебя гладили?» — «Гладили!» — бодро отозвалась я. Потом вспомнила про его профессию, посмотрела в хитрожопые зенки и осознала смысл вопроса.

Анна Рождественская

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *