газовая служба

Неудачный день

Вчера у меня сломалась колонка. Газовая. Потому что пришел мудак из ЖЭКа, потыкал палкой всему стояку в дымоход, из дымохода высыпались зола, пыль веков и совы — квадратиш практиш гуд немецкая колонка умерла. Я вызвала мастера.

газовая службаЧтобы вы понимали — газом в этой стране занимаются только госконторы. С 10 до 12 вызвала. В 12 звоню диспетчеру и говорю — и? Диспетчер говорит — перевожу звонок на мастера. Мастер говорит «муэму». А потом еще минут пять говорит. Я вот знала, что у некоторых алкоголь поражает речевые центры. Но такого не слышала никогда, я поняла, что такое «языком не ворочает». Пять минут мастер очень старательно мне говорил следующее: я сегодня не встану.

Я перезвонила в диспетчерскую и долго орала: в говно, в муку, в я не знаю, что!!! диспетчерская мне сказала: а мы за него не отвечаем. Ну, видимо, это я должна вызвать ему нарколога, вылечить, на руках внести в дом — и потом, может быть. А ведь он завтра встанет, быть может. И трясущимися ручонками немножко газовых агрегатов починит. Почему мы еще всей страной не взорвались и не освоили стратосферу?

Ну и древоточица же. которая пережила и итальянские, и отечественные яды, через полтора года проснулась и почти съела стулья. Прораб Ольхен стулья протравила, но я все не могла понять, что же меня мучит. Я, уже не помню, почему, была уверена, что древоточица не жрет дуб — то есть полы — и как полы и как походные пути к другим не-дубовым мебелям

И тут я вспоминаю, что Анькин папа в ответ на мои вопли пожаловался, что у него в иконах однажды древоточица завелась — и он до одури шприцем в каждую дырку впрыскивал яд. И вот я не могу понять, что же меня мучит, уже уходя из дома понимаю, что оклады обычно из дуба, вбиваю в Яндекс «древоточица, дуб», вижу, что жрет с удовольствием, на карачках оббегаю пол в месте героического стояния стульев, всё мне кажется норами и тайными проходами древоточицы. Так это или нет — паранойя сильнее. Папа хоть в каждую дырку в иконе яд впрыскивал. А мне в 100 метров гребаного пола придется.

Знаете детский анекдот про мышь, которая вышла замуж за слона? А он умер на следующий день. И мышь такая лопаткой копает и плачет: день замужем была — а хоронить всю жизнь. Вот и я. Сидела же себе в Жулебино и ламинате, на который всему живому смотреть-то противно, не то что есть. И на съемных, где начхать. Не было у бабы забот.

И это все случилось до 12. К часу дня я ворвалась к Викачке Vicky Morrigath и взвыла.

Вообще-то я вообще никого не люблю так слушать, как Викачку и мало кого так люблю вообще. Обычно на встречи с ней я стараюсь не забыть ручку и блокнот. И потом еще пару листов бумаги беру у официантов. И потом перехожу на салфетки. У меня даже есть штук семь исторических салфеток с Викиными высказываниями. Я за ней записываю. Молчу и записываю.

Но не сегодня. Сегодня был мой день. Я рассказала про колонку. Как вообще Россия просуществовала столько веков? — заорала я. -Ты могла бы хоть что-нибудь, хоть собственную колонку газовую на судьбы родины не переводить? — поинтересовалась Викачка. Не могла бы!!!!!! — заорала я — потому что есть две Загадки: как выжили панды и россияне. Как они выжили при такой-то приспособленности?!

Потом я еще заорала про одну нашу знакомую: при её-то цельности ты представляешь? -Она глыба, конечно — сказала Вика. — И тут единственная за всю ее жизнь любовь, и он вот такое говно, как она выжила — про пережила речи нет уже. — сказала я. Вика правда представила и так расстроилась, что я заревновала. Я про Понияда тоже переживала! — сказала я Вике. Вика посмотрела на меня как на говно. -Да, я не цельная, но я эмоциональная, а это тоже тяжело! — заорала я. Древоточица вот еще! тоже ужас, но не такой долгий. И он был эмоциональный абьюзер, Вика! — А ты,  не абьюзер — противным голосом сказала Вика, она любит Понияда потому что. — Знаешь что, я даже спорить не буду, но из двух пострадавших я мне ближе, и надо спасать меня, я считаю, а Понияд пусть сам о себе заботится.

Потом я еще рассказала про одну нашу знакомую, которая при разводе ничего не стала делить с мужем, как дура. -Вот чего ты заводишься? — спросила Вика. — Принципиально! — возопила я.

Потом Викачка меня еще обругала за всякое (потом поделюсь, так ловко обругала — что лет 5 психотерапии так не сумели бы) и собралась отбыть в Индию.

Анна Рождественская

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *